ShadeMemory (shadememory) wrote in kidpix,
ShadeMemory
shadememory
kidpix

Category:

Девочка Конфеточка

Дорогие читатели, недавно я закончил иллюстрировать свою сказку, которую и представляю на ваш суд. Было бы приятно узнать ваше мнение о ней :)










Жила была на свете одна девочка. Она была девочкой очень маленькой, но ещё и очень пухленькой, даже толстенькой. С толстенькими ручками, толстенькими ножками и конечно же с толстеньким животиком. И девочка эта была не совсем обычной. То есть она, конечно, была обычной, но очень-приочень любила разные сладости: конфеты, шоколадки, пряники, пирожные, ватрушки, пирожки с малиновым вареньем, да и с любыми другими сладкими начинками, и многое-многое другое. Несчастным родителям этой девочки не оставалось ничего другого, как покупать ей бесконечные кульки конфет, вафель, кексов и фруктовых леденцов, потому что, как только в доме кончались сладости, пухленькая девочка начинала плакать и кричать так, что даже в оконных рамах тряслись стёкла, а набожные соседи наспех крестились и протирали тряпочкой небольшую иконку на полке. В эти ужасные минуты толстенькое лицо этой девочки становилось пунцово-красным, оно искажалось в страшной гримассе и нельзя уже было наблюдать эту картину без ужаса. Мама охала и падала в обморок, а папа, уложив обмякшую маму на диванчик, стремглав нёсся к ближайшей палатке за коробкой шоколадных батончиков или других сладких лакомств.

Врач-диетолог, осмотрел результаты анализов и саму девочку, затем, поговорив с ней, заявил, что ей прямой путь к психиатру, поскольку это очень редкое отклонение психического свойства. Психиатр, высокий мужчина с густыми седыми усами и залысиной, очень пристально вглядывался в пухленькую девочку, которую усадил к себе на коленки, а та, между тем, уже перепачкалась шоколадкой, которая начала таять в её цепких ручках.





- Так, так, - сказал доктор.
- Что с ней? – перепуганно спросила мама.
- Тут имеет место быть очень редкий случай. Sugara Iteriom, или сахарная истерия. Впервые такое отклонение зафиксировал лондонский врач, я совершенно случайно ознакомился с его научным трудом. Таких случаев за всю мировую историю, считаные единицы.
- Так что же нам теперь делать?
- Да вы не волнуйтесь. Больные сахарной истерией никогда не болеют диабетом, им вообще почти ничего не грозит. Организм удивительным образом превращает лишний сахар в полезные витамины. Физически, ваша дочь может обходиться и вовсе без сладкого, это прежде всего сильная психологическая зависимость. Но, тот врач из лондона утверждает, что разумнее просто не отказывать таким детям в лакомствах, - с этими словами доктор широко улыбнулся и потрепал девочку за пухленькую щёчку. В ответ толстенькая девочка лишь насупилась и сурово посмотрела на доктора.

С каждым днём девочка ела всё больше и больше сладостей. Родители уже коробками приносили домой лакомства и не могли понять, как такое маленькое, пусть и пухленькое тельце, может вместить в себя столько сладкого.

Кроме всего прочего, у девочки этой был ещё и очень скверный характер. Она была ужасно жадной и вредной, очень быстро на всех обижалась, капризничала и чуть что начинала рыдать так, что у окружающих кровь стыла в жилах. Но не смотря на эти качества, у девочки было много друзей. Они часто приходили к ней в гости, чтобы поиграть с толстенькой девочкой, поскольку гулять она не любила, так как боялась, что на улице её непременно покусает бродачая собака. "Ну как же", - рассуждала тостая девочка: "Выйду я на улицу, а собака бродачая тут как тут! Сразу за ногу укусит или за лицо.".

У гостей этой девочки всегда аж дыхание замирало когда они приходили к ней домой – вокруг было столько сладостей, что квартира походила на настоящий детский рай. Однако пухленькая девочка никогда не чувствовала себя здесь как в раю. Ей было скучно играть с другими детьми, она не интересовалась рукоделием, не любила учиться, не играла в куклы, её почти ничего не интересовало. Весь её маленький мир в котором, под тяжестью сладостей, парила её юная невинная душа, был покрыт толстым слоем шоколада. Друзья часто просили у девочки то конфетку, то шоколадку, то вафельку, но девочка раздражалась, делала очень кислое лицо и говорила, дожёвывая кусок торта с малиновой кремовой розой, что если она всем теперь будет давать по конфете, то ей и самой ничего не достанется.





На свой день рождения, в середине декабря, толстенькая девочка получила в подарок от родителей огромную шоколадную утку высотой в человеческий рост, сделанную специально на заказ. Ну и конечно же несколько мешков и коробок с самыми вкусными и дорогими конфетами и шоколадками. Вскоре пришли и её друзья, все они так же принесли в подарок разные сладости, поскольку знали, что больше эту девочку ничего в жизни не радует и не греет. Но сейчас, даже все эти новые сладости и сам день рождения не радовали и не грели пухленькую девочку. На душе у неё было очень паршиво, и с самого утра она ходила с очень недовольной моськой, вот-вот готовая расплакаться. Когда же все уселись за стол, и девочка, раздув свои румяные большие щёчки, с первого раза затушила свечки на гигантском праздничном торте, украшеном разноцветными карамельками, кокосовыми стружками, хрустящими палочками с корицей, шариками мороженого и много ещё чем, мама отрезала каждому гостю по кусочку торта, а девочке отдала всё что осталось и ушла на кухню, чтобы никого не смущать и не портить дочери праздник. Девочка пододвинула оставшийся торт как можно ближе к себе и со слезами на глазах смотрела как дети, пришедшие к ней в гости, вонзили чайные ложечки в ЕЁ торт. Обычно она не сдерживала себя, но сейчас изо-всех сил старалась не заплакать. Ком подступил к горлу, ей стало так жалко этого торта, который сейчас прямо на её глазах заживо сожрут эти гадкие дети, что хотелось лезть на стену. Кое-как ей удалось утихомирить в себе волну этой корябающей жадности, так, что волна эта сменилась на тихое отчаяние. И в этот самый момент, она увидела среди своих друзей одного мальчика, которого не видела прежде. Это был сын далёкой маминой знакомой, которая недавно переехала в район где жила толстая девочка. Он был худеньким, с аккуратной причёской, в белоснежной рубашечке, сквозь которую просвечивалась белая маечка. И мальчик этот не кушал свой торт! Он просто помешивал ложечкой свой чай и поглядывал на остальных голдящих и смеющихся детей, не замечавших, как сейчас страдает толстая девочка. И впервые в жизни, в толстом сердечке толстой девочки проснулось чувство, похожее на благодарность. Это чувство показалось ей таким новым и захватывающим, оно так растрогало пухленькую девочку, что тёплые слёзы тут же подступили к её глазам. Это были не её обычные капризные, толстые слёзы, это были именно тёплые слёзки. Девочке стало стыдно лить такие слёзы перед окружающими и она убежала в свою комнату, захлопнула дверь, кинулась на кровать и зарыдала. "Какой же он хороший!". Через несколько минут в комнату кто-то вошёл. Утерев пухлой ручкой слёзы, девочка повернулась и увидела того самого мальчика. Он сначала стоял молча, и глядя на раскраневшееся, заплаканое лицо толстой девочки, не мог вымолвить и слова. Но потом всё же собрался с духом и тихонько спросил:

- Что с тобой случилось? Тебя кто-то обидел?

Девочка ничего не ответила. Вместо этого она, неожиданно для себя самой, встала с постели и обняла этого мальчика. В тот же момент, тёплые слёзы снова брызнули у неё из глаз. Мальчик тоже обнял её, поскольку не знал что делать и лишь смущённо говорил тихонечко: "Не надо. Не плачь. Всё хорошо."...

Когда девочка наконец успокоилась, они уселись на кровать и стали болтать. Другие гости им не мешали, так как впервые в этом доме никто не запрещал им есть сладости, и они резвились и угощались от души в большой комнате. Вообще-то девочка не любила болтать, куда больше ей нравилось кушать шоколадные конфеты, но сейчас она так увлеклась этой беседой, что на какое-то время даже забыла про сладкое. Она узнала, что мальчик увлекается футболом, но сам не может играть, так как у него серьёзная травма ноги; узнала, что он очень хочет быть похожим на своего папу-врача, которым он гордится, и когда вырастет, то тоже станет врачом Тогда уж он наверняка придумает как вылечить свою ногу и точно будет футболистом. Толстую девочку ни капельки не интересовал футбол, но когда про него рассказывал этот аккуратный мальчик в белой рубашке, она слушала его как заворожённая.

Они долго ещё говорили, а потом девочка отвернулась и начала рыться в своей тумбочке шурша обёртками от шоколадок. Наконец, она снова повернулась к мальчику и он увидел, что в её маленькой толстой ручке что-то зажато. Она протянула мальчику руку и разжала пальцы. На детской вспотевшей ладошке лежала шоколадная конфета, завёрнутая в блестящую нарядную фольгу.

- Это тебе, - сказала девочка, дрожащим от волнения голосом.
- А тебе не жалко?
- Нет, - ответила девочка, но на лице её отразилось тяжкое противоречие. Впрочем скоро и оно сменилось улыбкой.
- Спасибо большое, - сказал мальчик и взял конфету, хотя сладкое не очень любил, а всё хотел попробвать водку. Ему казалось, что водка превращает мальчиков в мужчин. Его папа пил водку, а он сам очень хотел быть похожим на папу во всём.





Когда гости разошлись, толстая девочка сидела в своей комнате совершенно опустошённая и грызла свою шоколадную утку отламывая от неё крупные куски. Девочка уже выкинула из головы торт, который бессовестно съели её гости, и сейчас думала о том, что с ней произошло. Шоколадная конфета никогда не бывает лишней! Её можно сразу же разжевать, или наоборот сосать, пока она вся не растворится. Шоколадную конфету можно съесть ночью, когда не спится и грустно, её можно съесть в обед, перед полдником или после ужина. Её можно нюхать, ковырять ногтём, разрезать на кусочки и закидывать их в рот, и уж в последнюю очередь её можно отдать другому человеку. Как она могла?! Но этот мальчик такой милый. С ним она совершенно забыла про сладости, неужели такое бывает?

Этой ночью девочка заснула очень счастливой. Она ни с кем никогда не делилась сладким, сладости были для неё чем-то святым, и отдав эту несчастную конфету, она вместе с ней отдала частичку своего сладкого сердца...

На следующий день, тот самый мальчик пришёл к другой девочке, которая тоже недавно переехала в этот район вместе с ним. К ней мальчик уже давно приходил почти каждый день, и именно с ней проводил больше всего времени. В его глазах эта девочка сильно отличалась от всех остальных детей, и мальчик считал, что для неё он такой же особенный, хотя сложно было сказать, как всё было на самом деле. Девочка эта была очень худенькой и её коленки всегда были намазаны зелёнкой, потому что она везде бегала колбасой и никак не могла угомониться. Мальчика это раздражало, но вспомнив о том, что для неё он особенный, ему тут же становилось приятно. Так вот, сегодня этот мальчик пришёл и загадочно улыбнулся шустрой девочке.

- А у меня для тебя что-то есть! – важно начал мальчик.
- Покаж! Покаж!! – загорелась худенькая девочка.
- Ну подожди, подожди. Сейчас, - с этими словами мальчик полез в карман...

А в это время толстая девочка уже проснулась и металась по комнате.

- Мама! Мамочка! Я передумала... Я передумала, мамочка.
- Что случилось, доча? – вбежала в комнату перепуганная мама.
- Я передумала! Я хочу вернуть её назад! – визжала перепуганная девочка.
- Кого вернуть? Кого? – спрашивала мама, у которой мурашки пошли по её нежной бархатной коже.
- Её!!!
- Кого её?
- Конфету! Мою шоколадную конфету! Её этот гадкий мальчик унёс. Новенький, - сквозь слёзы уже шептала пухленькая девочка.

Мама ничего не понимала, но всё равно позвонила подруге, которая переехаала недавно в их район. Ни кто не отвечал. Что-то кольнуло у мамы в сердце, но она не придала этому значения.

- У них дома никого нет. Этот мальчик наверное гуляет сейчас с кем нибудь, - сказал мама зарёванной толстой дочке.

Девочка бросилась одеваться, по дороге в корридор споткнулась и упала, но не обращая внимания на ссадину появившуюся на ладошке, снова встала, спешно напялила свою детскую курточку, ботиночки, шапку, открыла дверь и побежала по лестнице вниз на зимнюю улицу. Мама лишь устало посмотрела ей вслед, не зная что и делать, затем и сама стала одеваться.

Девочка бежала по дворам, обливаясь горькими слезами, она судорожно оглядывалась, в надежде заметить того самого мальчика. О том, что он съел конфету ещё вчера, она даже и думать не хотела.

- Вот, – сказал мальчик и протянул свою руку, в которой было что-то зажато. Когда пальцы разжались, на ладони у мальчика лежала шоколадная конфета, завёрнутая в фольгу, - это тебе.
- Классно. Спасибки. - улыбнулась какой-то некрасивой улыбкой непоседливая девочка с зелёными коленками.

Тут же, очень ловким движением она освободила конфету от фантика и заглотила её в один присест, даже не жуя...

В это время пухленькая девочка остановилась и начала тяжело дышать. Её красная вязаная шапочка сползла набок, волосы были мокрыми от пота и скомкались. Она поняла, что не может больше бежать, даже идти больше не может. В этот момент на неё навалилась такая чудовищная тоска, что даже слёзы перестали литься ручьями из глаз. Вокруг было тихо, и толстая девочка отчётливо слышала свою тяжёлую одышку. Морозный воздух сделал красным и её ушки, и щёчки, и носик, и пухленькие маленькие ручки. Девочка, покачиваясь, добрела до ближайшей лавочки, села на неё и почувствовала ужасную усталость. Её веки стали тяжелеть и вскоре закрылись...

И девочка заснула. Заснула сидя прямо на холодной лавке, посреди чужого холодного двора, до которого она успела добежать. А потом к ней подошла бродячая собака, тихонько лизнула холодную красную ручку, улеглась у девочки в ногах и стала грустными глазами смотреть на медленно падающий снег. Всем известно, что собаки не любят сладкого.

(c) ShadeMemory.
Tags: жж1
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →