Lyama Olshvanger, Esq. (lyama) wrote in kidpix,
Lyama Olshvanger, Esq.
lyama
kidpix

В. Лебедев


"Очень важно, чтобы у художника, работающего над детской книгой, была склонность и было умение снова переживать то ощущение интереса, которое он переживал в детстве. Когда я работаю над рисунком для детей, я пытаюсь припонить свое детское сознание. Если же художние нарочито мыслит как ребенок, то ничего у него не получится, его рисунок будет легко разоблачен как художественно фальшивый и тенденциозно-педологический.
Работая над дет. книгой, х. ни в коем случае не должен отказываться от собственного, присущего ему индивидуального художественного зрения. <…> Конечно, рисунок для детей должен быть рисунком понятным. Но все же рисунок должен быть таков, чтобы ребенок мог войти в работу художника, т.е. понял бы, что было костяком рисунка и как шла его стройка.
<…>
У нас нередко говорят о "правильном рисунке". Но термин "правильный рисунок" – это нелепость,бессмыслица. "Правильный рисунок" – это то же самое, что правильная музыка. Нет правильной музыки, и точно так же нет "правильного" рисунка. Люди, говорящие о "правильном рисунке", на самом деле имеют в виду техническую проектировку объемов и тел.
Если бв "правильнв=ый рисунок" мог существовать в действительности, то это означало бы, что художнику достаточно выбрать сюжет, найти типаж, воспроизвести его – и художественный образ готов.
Писатель в своем произведении может погрешить против формальной грамматики, не колебля этим художественной ценности произведения.
Художник может допустить ряд формально-анатомических ошибок, и это тоже не всегда повредит его произведению. Больше того, в фигуре Микельанджело мы видим мышы, которыз у живого человека никогда не было, но эти мышцы только придают фигурам более интенсивную жизнь.
Это, конечно не значит, что художник не должен изучатьанатомии. Но он долж. изучать ее какк художник, т.е. подчинить ее себе <…>


Работа над книгой для детей крайне специфична.

Постараться по настоящему подойти к интересам ребенка, как-то сжиться с его желаниями, вспомнить себя в детстве. <…>

Сознательно и с неослабевающей энергией сохранить определенный ритм на протяжении всей книги, то ускоряя, то замедляя его плавными переходами, - вот тоже едва ли не основное условие.

Рисунок может быть очень обобщенным, плоскостным (хорошо сидящим на бумаге), но он никогда не должен быть схемой, увешанной деталями.

Желательно, чтобы рисунки <…> показывали гл. персонажей, объясняли их, позволяли множить их действия – фантазировать. Среда, в которой действуют эти персонажи, может быть "объяснена" в меру нужности ее и не должна быть загружена в ущерб персонажам.

Страница должна приковывать внимание целиком. Детали прочитываются только после понимания общего замысла.

Общий замысел и известный такт должны помочь художнику воздержаться от внесения в композициюрисунков, непосредственно сделанных с натуры (при всей удачности такие рисунки часто вносят много натуралистического сора).

Очень нежелательно заполнять "пустоты" росчерком или вымученной отсебятиной.

Рисунок и текст должны быть разрешены возможно интенсивнее.

Декоративность решается не прихотливостью орнамента, а объединением всех форм в единый организм. Цвет, извлеченный из краски путем сопоставления количеств окрашенных плоскостей, обеспечивает живописную силу рисунка.

Просто яркость, пестрота еще недостаточны. Дети – чуткие наблюдатели, но склонны на первых шагах удовлетворяться эффектным – не нужно ограничивать их возможностей.

Книжка должна вызывать радостное ощущение" <…>

В. Лебедев
Tags: lost
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments